К ЧИТАТЕЛЮ

«… Трус не любит жизнь:
он только боится ее потерять.
Отважный, наоборот, любит жизнь
страстно и достойно»

Леонид Соболев



Уважаемые читатели! В мае 1939 года по комсомольской путевке я был призван на Черноморский флот. В те годы шел процесс комплектования новыми кадрами вновь строящиеся корабли. Чтобы служить на флоте, необходимо было получить специальность и научиться использовать оружие корабля в боевой обстановке.

Известно, что на кораблях, в зависимости от класса может быть расположено до семи боевых частей: штурманская (БЧ-1), артиллерийская (БЧ-2), минно-торпедная (БЧ-3), наблюдения и связи (БЧ-4), электромеханическая (БЧ-5), авиационная (БЧ-6), химическая (БЧ-7). Боевая авиационная часть была на кораблях типа линкор или крейсер.

Соответственно боевым частям на Черноморском флоте и действовал учебный отряд подготовки классных специалистов для кораблей флота. В него входили следующие школы: оружия, электромеханическая, связи и объединенная школа.

По прибытию в учебный отряд я был зачислен в школу оружия, которая готовила артиллеристов, пулеметчиков, торпедистов, минеров и химиков. В те далекие годы закон предусматривал пятилетний срок срочной службы по призыву в Военно-Морском флоте. Каждый зачисленный на флот проходил обучение в школе в течение целого года, постигая все тонкости строевой подготовки и уставов, наставлений и инструкций, основ военно-морского дела и устройства кораблей, а, также получая специальность классного специалиста по профилю боевой части, в которой должен будет нести воинскую службу на корабле.

После завершения обучения каждого из нас направляли на корабль для прохождения практики в боевой части, сперва дублером, а впоследствии по определению должностей в боевой части и на боевом посту. Хорошо подготовленным матросам присваивались воинские звания старшинского состава. Подобный порядок давал возможность иметь на всех кораблях флота высококвалифицированные кадры и рядового, и старшинского состава. Что и подтвердилось во время приближавшейся Великой Отечественной, когда корабли Военно-Морского флота СССР встретили врага, не будучи застигнутыми, врасплох, дав ему сокрушительный отпор.

Самому мне пришлось встретить войну на лидере «Москва». Сегодня уже мало кто знает о таком типе боевого надводного корабля, как лидер, который предназначался для вывода эскадренных миноносцев в торпедную атаку. Эти типы кораблей появились впервые в 1-ю мировую, а в Советской России в середине 30-х годов. Лидеры имели водоизмещение порядка 3 тысяч тонн, скорость до 44 узлов (81,5 км/ч) 13 орудий различного диаметра, два четырех трубных торпедных аппарата, а также глубинные бомбы. Фактически во время 2-й мировой войны лидер практического применения именно как лидер не имел, а использовался как эсминец. А к началу 70-х годов лидеры были исключены из состава всех флотов.

Всю Великую Отечественную войну я прослужил на флоте: оборонял Севастополь, в составе Волжской военной флотилии защищал Сталинград, а затем участвовал в боевых действиях Днепровской флотилии и Неманском отдельном отряде кораблей Юго-Балтийского флота. Не избежал я контузии и ранений, но, пережив все невзгоды, выполнил свой воинский долг и присягу, данную Родине о ее защите. Несмотря на инвалидность, на войне судьбою мне была подарена жизнь.

После Великой Отечественной войны прошло вот уже почти 60 лет, но, возвращаясь своими мыслями к ее периоду, я все чаще останавливаюсь на тех из них, которые подсказывают, что же мешало кораблям выполнению боевых задач в битве с врагом? Сегодня на этот вопрос могу ответить однозначно - мины на фарватере. Об этом опасном оружие я поведу речь в своем повествовании. Александр Деревнин
Число прочтений: 2572

Версия для печати

Назад

© www.inbalakovo.ru 2009-2020