В СУРОВЫЕ ГОДЫ

Когда началась война, балаковская милиция перешла почти на казарменное положение. Сотрудников призывного возраста забрали на фронт. Порядок остались охранять "старички". Начальник Михаил Терехин, опытный оперативник, несколько участковых и двое оперуполномоченных уголовного розыска: упоминаемый уже Василий Вельдяев и Александр Сорокин, пришедший в милицию накануне войны. Сорокин получил ранение еще в 1934-м во время службы на границе с Ираном при задержании контрабандистов и поэтому был признан негодным к строевой.

Работы во время войны хватало с лихвой. К своим доморощенным преступникам добавились "гастролеры" и дезертиры. Бороться с ними приходилось и днем, и ночью. Особенно донимали воровские шайки, которые, совершая налеты на Балаково, исчезали в окрестных лесах и оврагах. Поначалу преступники чувствовали себя хозяевами положения. В преступном мире поговаривали, что Балаково городок маленький, "опера" здесь неопытные и скрыться от них не представляет труда.

Однако расчет уголовников на безнаказанность оказался ошибочным. Опыт нарабатывался быстро, и к середине войны раскрываемость преступлений приблизилась к 100%. И те, кто хотел поживиться за чужой счет, в Балаково предпочитали уже не соваться.

Такого результата балаковская милиция достигла благодаря самоотверженной работе своих сотрудников. Их жизнь часто подвергалась риску, потому что большая часть преступников была хорошо вооружена, однако это оперативников не останавливало. К счастью, за все время войны ни один из балаковских милиционеров не погиб, хотя в соседних районах такие случаи были. Только однажды во время задержания преступников был ранен Александр Сорокин.

Это произошло ночью. Сотрудники милиции, узнав о местоположении логова одной из воровских банд, терзавшей население, устроили облаву. Но бандиты тоже не лыком были шиты. Они, на всякий случай, уже припасли лодки, чтобы скрыться на другой берег Волги. И когда их окру жили, они ими и воспользовались. Оперуполномоченный Сорокин в отчаянии попытался достать их выстрелами из пистолета, но не смог. А вот ответная бандитская пуля угодила ему в ногу. Ранение оказалось легким и не вывело храбреца из строя. Уже через день он принял участие в задержании все той же банды. На это раз операция прошла успешно: бандитов задержали.

Порой сотрудникам балаковской милиции удавалось не только раскрывать преступления, но и предотвращать их. Однажды им стало известно, что вооруженная бандитская группа под предводительством некоего Ваньки Жука готовится ограбить единственную в городе сберегательную кассу. План преступников был дерзок. Один из них должен был прийти в кассу незадолго до ее закрытия, спрятаться где-нибудь в укромном месте, а ночью, убив женщину-сторожа, открыть дверь для своих сообщников. Брать грабителей на месте преступления было опасно: это могло привести к неоправданным жертвам. Поэтому решили арестовать их на "блатхате". Так и сделали. Появление сотрудников милиции для преступников оказалось столь неожиданным, что они даже не смогли оказать сопротивления. Налета на сберкассу не произошло.

Во время войны совершались и убийства. Но очень редко. Убийцей, как правило, оказывался кто-то из заезжих, и раскрывались такие преступления быстро, потому что чужак сразу бросался в глаза.

Однажды убили одинокую старушку и выкрали из ее дома незначительную сумму денег, позолоченные ложки и вилки и более или менее приличные вещи. На след преступника удалось выйти уже на следующий день. Конюх рыбзавода сообщил, что на сеновале конюшни уже несколько дней ночует неизвестный человек. Оперуполномоченный Сорокин получил задание за ним проследить. Чтобы подозреваемый не заметил слежки, Сорокину пришлось несколько раз переодеваться. Таким образом он довел незнакомца до одного из домов на ул. Чернышевского, где проживал известный оперативникам барыга - скупщик краденого. Там Сорокин его и задержал. Поначалу убийца свою причастность к убийству старушки отрицал, но улики были очевидны: на рубашке, которую преступник не успел постирать, обнаружилась кровь убитой.

Еще более страшное убийство произошло в самом голодном военном году - 1943-м. Из детского сада пропала девочка, пошла домой и пропала. Балаковские милиционеры патрулировали город день и ночь, но поиски ребенка не увенчались успехом. Лишь через неделю одна женщина сообщила о подозрительном поведении своей соседки, эвакуированной куда-то в Балаково вместе с 10-летней дочкой. Оперативники установили за ней наблюдение и через несколько дней увидели, как подозреваемая привела домой еще одну девочку. Сотрудники милиции сразу же произвели у женщины обыск и обнаружили среди мусора - человеческие кости, а в печке чугунок с варевом из человеческого мяса. Людоедку арестовали и отправили в Саратов.

Одной из важнейших задач милиции в годы войны была борьба с расхитителями государственной собственности и спекулянтами. Они, используя затруднения в снабжении населения необходимыми промышленными и продовольственными товарами, преступным путем добывали вещи и продукты и продавали их втридорога на местных рынках.

Самым большим спросом пользовался хлеб: стоимость одной буханки на базаре доходила до 500 рублей. Поэтому воровали в основном зерно и муку. Так в колхозе им. Сталина (с. Николевка) была раскрыта группа зернорасхитителей человек в 20. Замешанным оказался сам председатель хозяйства. Преступная цепочка выглядела просто. Зерно по подложным документам увозили с тока, размалывали на мельнице, распределяли между собой и продавали. Таким образом государство потеряло несколько сотен пудов хлеба. Расхитителей наказали сурово: двух человек расстреляли, остальным дали различные сроки заключения.

В раскрытии преступлений неоценимую помощь милиции оказывали сами балаковцы, особенно члены уличкомов - уличных комитетов. Они сообщали обо всем подозрительном. Благодаря им было задержано немало дезертиров и преступников.

Помогала и разветвленная сеть сексотов - секретных сотрудников. Они, как правило, в преступной среде считались своими, и для встреч с некоторыми из них была организована специальная явочная квартира.

Но не только в тылу воевали балаковские милиционеры. Многие сражались и на фронтах войны. Милицейские ряды редели дважды. Зимой 41-го, когда формировался Саратовский лыжный милицейский батальон, и весной 42-го, когда на фронт отправилось 6 человек: трое из военизированной охраны водников и трое участковых, один из которых Иван Озернов вернулся домой целым и невредимым в 1946-м.

А вот бывший начальник балаковской милиции Архип Майоров ушел на фронт добровольцем в первые же дни войны и пропал без вести не то в 1942-м, не то в 1943-м. Только одно письмо от его подчиненных и пришло: солдаты писали, как их командир заботится о них и первым идет в атаку.
Число прочтений: 2715

Версия для печати

Назад

© www.inbalakovo.ru 2009-2020