БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

Было еще одно подразделение, которое поначалу не входило в штат милиции, но работало в тесном с ней взаимодействии, это - уголовный розыск. В разное время он назывался уголовно-розыскным столом и уголовно-розыскным отделением.

Постановление городской Думы о его организации появилось 22 ноября 1917 года. Через несколько дней этот вопрос обсуждался на заседании Балаковской управы. В архиве сохранился отчет об этом заседании.

"Обсудив это, вопрос совместно с начальником милиции, мы пришли к заключению, что уголовно-сыскное отделение можно было бы организовать следующим образом: отделение будет состоять из трех лиц, причем два лица могут быть со штатов старших милиционеров, одно лицо следует пригласить сверх штата, причем это лицо должно иметь некоторый опыт в уголовно-сыскном деле и инструктировать своих помощников.

Образование этого отделения вызовет новые расходы на наем заведующего отделением - 200 рублей в месяц, на расходы по открытию преступников - также 200 рублей, всего 400 рублей в месяц, а в год 4800 рублей. Кроме того, отделению понадобится вооружение револьверами.

Ввиду того, что городская милиция содержится на счет Земства, мы полагаем, что расходы по содержанию уголовно-сыскного отделения и по его вооружению должны бы лежать также на Земстве, и в этом смысле нужно возбудить перед Земством ходатайство.

Заместитель Городского Головы.

Члены Управы.

Секретарь."

Однако совсем скоро Земство как устаревшая структура власти была упразднена, и содержание уголовного розыска, как, впрочем, и милиции, легло на плечи власти новой - Советской.

Одним из первых начальников уголовного розыска был Василий Дундуков. Он заступил на этот пост с июня 1919-го года. Какими способностями он обладал как сыщик, неизвестно, зато чиновник, судя по личному делу, был отменный. Образование он по тем временам получил неплохое (закончил в Балакове Министерское двухклассное училище), а потому был грамотен и умел красиво заполнять официальные бумаги. Это-то и способствовало продвижению Дундукова по служебной лестнице.

Да, сотрудников в угрозыске действительно тогда было маловато: 13 человек и только 6 из них оперативники или, как их тогда называли, агенты. И на финансовое содержание их деятельности денег выделялось очень мало, что, по мнению Дундукова, не давало "никакой существенной пользы изъятию преступного мира, и последние остаются безнаказанными и продолжают обделывать свои грязные делишки и тем самым наносят вред как населению, равно и республике в целом".

Жаловался Дундуков и на текучесть кадров:

"Принимая во внимание мизерную оплату жалования и необеспеченность сотрудников, последние часто заявляют о нежелании продолжать службу в органах уголовно-розыскного стола и стараются подыскивать более обеспеченные места, куда и поступают. Заменить же последних новыми и подходящими силами очень затруднительно, ибо приходится массу труда и энергии тратить для информирования и обучения правильному ведению сыскного дела и расследования."

И все же преступления раскрывались. Без фотографа, дактилоскописта и секретных агентов. Судя по записям в журнале учета заявлений граждан о преступлениях 1923-го года, работы агентам уголовного розыска хватало. Вот несколько типичных случаев, взятых из этого документа.

Журнал учета заявлений граждан ход расследования не фиксировал. Однако в архиве сохранились подробные рапорты о раскрытии самого громкого преступления 23-го года.

3 февраля на санной дороге через реку Волгу из Вольска в Балаково были убиты Учаев и Галкин, которые возвращались из Петровского уезда. Бандиты угнали лошадей и сани, а с Галкина сняли всю одежду. Заподозрил неладное брат Учаева. Когда вернулись балаковцы Богомолов и Кормишин, которые выехали из Вольска даже позже Учаева и Галкина. Богомолов и Кормишин рассказали, что по дороге им встретились трое незнакомцев, которые, порасспросили их, кто они, куда и откуда, и умчались в сторону Балакова на санях, показавшихся Богомолову и Кормишину очень знакомыми. На следующий день сотрудники уголовного розыска трупы задушенных несчастных нашли в четырех верстах от Балакова, в стороне от дороги.

На раскрытие преступления понадобилось две недели. Благодаря совместным действиям уголовного розыска и милиции преступники были найдены. Ими оказались некие Евсеев и Большаков. В доме последнего был обнаружен хорошо запрятанный кафтан одного из убитых. Эти двое указали еще на двух соучастников Липатова и Терехина. Все четверо были арестованы и преданы суду.

Об агентах уголовного розыска 20-х годов стоит сказать особо. Несмотря на постоянную задержку зарплаты, работали они самоотверженно: порой денно и нощно. Конечно, без текучки кадров и здесь не обходилось. Но уж если агент оставался работать, то он становился, предан делу борьбы с преступностью беззаветно.

Одной из самых приметных фигур в уголовном розыске был Михаил Ткачев. Его посылали на самые сложные дела. Это был настоящий "рыцарь без страха и упрека". Работая без выходных, жил он скромно. Во время первой волны раскулачивания, когда можно было бы разжиться экспроприированным "буржуйским" добром (никто бы и не осудил), Ткачев довольствовался скромным жалованием агента и на все просьбы жены принести хоть одеяльце, чтобы сынишку заворачивать было во что, неизменно отвечал: "Обойдемся".

Ткачев проработал в уголовном розыске недолго - до 1927 года. Дольше не вышло: разбил паралич. И проболел доблестный агент целых 46 лет, до самой кончины. Все это время он боролся с болезнью. Едва начав тихонечко ходить и заново научившись работать только правой рукой, он пошел работать. Фотографом. Так и скончался он незаметно, всеми забытый.

Еще одной легендарной личностью в уголовном розыске был Сергей Кибиткин. Простой рабочий. Воевал на фронтах 1-й мировой войны. Активный участник февральской революции 1917-го года. Вернувшись в Балаково, выступил перед рабочими в народном доме с пламенной речью о значении революции. Работал на заводе "Муравей" (ныне старый судремзавод).

По заданию большевиков организовал первый отряд красногвардейцев, затем стал начальником его штаба. В 1918-19 гг. воевал в дивизии Чапаева. Однажды оставался у белых с каким-то спецзаданием. Вернувшись с фронтов гражданской войны, пришел в уголовный розыск агентом 1-го разряда. И, вероятно, проявил себя как очень ценный оперативник. По крайней мере, он вместе с Ткачевым был отмечен премией за раскрытие разного рода преступлений. В сентябре 1923-го стал инструктором секретной части уголовного розыска. С созданием на базе завода "Муравей" судоремонтного завода ушел на свое родное предприятие рационализатором. В 1927-м году на 10-летие Советской власти получил в награду Серебряный знак с правом ношения, а затем не раз награждался Почетными грамотами за доблестный труд. В своей автобиографии, написанной в 1932 году, о работе в уголовном розыске почему-то не упоминал. По всей видимости, потому, что писалась она для членов комиссии по делам красноармейцев и красных партизан. Умер в Балакове.

В 20-х годах берет свое начало формирование и участковой службы. 17 ноября 1923 года приказом начальника милиции РСФСР была утверж¬дена первая инструкция участковому надзирателю города. Ему было пре¬доставлено право проводить дознание и контролировать работу постовых милиционеров. В этот период на одного участкового надзирателя по норме приходилось по 5 тысяч человек. Более сложным и длительным был пери¬од становления участковых в сельской местности. Их функции выполняли волостные милиционеры и подчиненные им младшие милиционеры. Нача¬ло созданию в сельской местности участков и прикреплению к ним мили¬ционеров было положено в 1924-25 годах в ходе укрепления волостей. Но только после введения нового административно-территориального деления (район-округ-область) большинство сельских районов было поделено на участки. В феврале 1930 года участковые надзиратели городов и сельские милиционеры получили полное название - участковые инспекторы мили¬ции.
Число прочтений: 2452

Версия для печати

Назад

© www.inbalakovo.ru 2009-2020